28 сентября. Столь разные интересы.
Итак, снова настал день когда мы разделились. И физически, и по интересам. Крым один, но каждый в нем отдыхает по разному. Кто то весь отпуск, с рюкзаком за плечами топчет горы. Кто то, с не меньшим рюкзаком на велосипеде, колесит по дорогам полуострова. Кто то, спрятавшись от всех в неприступных бухтах и скалах все лето предается медитации. Кто то, заехав в отель, не вылазит с пляжа и местного бара. Кому что нравится. Ведь у всех у нас столь разные интересы.
Так произошло сегодня и с нашим квартетом. Лиза после завтрака осталась в лагере отдыхать, Маша с Олегом целый день провести на пляже, пока тёплая солнечная погода стоит. Ну а ваш покорный слуга решил опять программу максимум на сегодня устроить.
Так что позавтракав и оставив Лизу отдыхать в палатке я, собрав штормовой рюкзачок, положив даже фонарь для верности (никогда не знаешь где ночь тебя застанет), отправился на разведанный нами вчера с горы центральный пляж. Мимо головы каменной Кошки, по которой с самого утра карабкались скалолазы, с мешками магнезии на поясе и с бесстрашием в глазах. Соседнюю отвесную скалу штурмовали военные альпинисты. Их крики, о раженные от скал, были слышны даже в самом городе. Перила готовы! На самостраховку встал! Карабин передай! Да, ребята, тренировки это здорово, но на настоящей боевой операции орите пожалуйста потише, враг не дремлет. Прошел через неизменный парк Ленина, по старинным каменным лесенкам в тени можжевеловых великанов я выскочил на теплую гальку, щедро заливаемую осенними, но ещё вполне теплыми, лучами солнца. Был уже полдень, и пляж был заполнен под завязку. Отдыхающие ловили последние тёплые деньки и наслаждались морем.
А оно здесь было потрясающим. Впрочем, как и пляж, и окружающие нас горы. Один из красивейших пляжей, что нам в Крыму встречались. Мелкая гладкая галька, очень приятная на ощупь покрывала не только пляж, но и все дно моря. Ни громадных валунов под водой, ни скал, ни голышей с мою голову размером. Ровное дно довольно резко уходило в глубину, прозрачнейшая вода. А как приятно ногами по такому дну ходить! Искупался, стараясь не заплывать за буйки, а тут и Маша с Олегом подошли. Выбрали себе место и с удовольствием разлеглись на гладких тёплых камушках. Это было божественно. Поставляли ласковому солнышку то один бок, то другой, снова купались, снова загорали. Болтали о том о сем, строили планы на ближайшие дни. Решили завтра с рассветом выезжать из Симеиза и к вечеру прибыть в Алушту, заехав по пути в Массандру. Путь предстоял непростой, 60 километров по горам, но мы справимся. Где наша не попадала? Наша пропадала везде!
Но пляжный отдых мне быстро наскучил. Оставив ребят выравнивать велозагар и глаза-панды от солнцезащитных очков, я отправился навстречу новым приключениям. Купил литр ряженки, бабочек посытнее и по серпантину отправился вверх, на трассу, чтобы зайти к Кошке с тыла и взойти на её выгнутую спину. На скалу то есть, что окрестили Кошкой, за её сходство с затаившийся огромной кошкой, готовящейся к прыжку в море.
Попетляв по улочкам городка, все выше и выше, я выбрался на трассу. Какие горы на до мной! Слева Кошка, справа виднеется трезубец Ай-Петри, высотой 1234 метра, а передо мной отвесная скальная гряда, могучая и неприступная. Марширую в своих камуфляжных штанах к Кошке, особо охраняемая территория, проход строго по тропе до смотровой – гласили надписи повсюду. Ок, так все и будет, подумал я и полез на самый загривок кошечке, на самую высокую часть горы. Где то по тропкам, где то по трещинам в скале полз вверх, цепляясь за расщелины. Не долез…
Издалека казалось что каменная спинка гигантской кисы гладенькая и пушистая. А на деле она состояла из отвесных вздыбленных пиков, как на спине стегозавра. Прополз несколько, а потом остановился. Вертикальный обрыв метра четыре преградил мне путь, справа слева каменный гребень, что я оседлал, обрываются в отвесные пропасти. Без верёвки не пройти. Обидно, досадно, но ладно. Спустился на человеческую тропу, дошёл до смотровой над морем. Расположился в каменной ложбине как в троне, открыл ряженку, а она скисшая, комками какими то. Расстроился, калории то потраченные на карабканье в горы надо восстанавливать. Делать нечего, поел булки в водой, и по скалам пополз вниз, к морю и виднеющейся далеко внизу нашей родной палатке. На соседней горе странное сооружение, как полукруглые громадные рельсы. Помню Олег говорил, что это устройство лазерной корректировки спутников. На побережье внизу обсерватория, огромный телескоп смотрит в небо. На спуске чувствовал себя горным козликом, прыгающим по обломками скал. Очередная расщелина скалы, а там нежданчик. Между можжевеловыми деревьями натянутые гамак, настил под скалой со спальным мешком и подушками, иконы, свечи восковые в углублении скалы. Ещё одно место для уединения, но самого монаха-отшельника я дома не застал.
И вот я внизу, стою на асфальте и ращминаю приседаниями уставшие ноги. Добежал до палатки, Лиза ещё там. У неё день прошёл в отдыхе, в любовании морем и солнцем, и двумя нудистами, что её релаксацию на берегу моря прервали, раздевшись на соседнем от неё камне. А может не нудисты а эксбиционисты.
Забрал жену из палатки и пошли гулять по вечереющему Симеизу. Сходили на пляж, солнце его уже покинуло, и в воду мы не полезли, а просто по собирали интересные камушки и отправились дальше. Вокруг снова люди в пуховиках, отдыхающих мало, кафе и ресторанчике пустуют. Все, туристический сезон 2018 года почти закончен. По наводке Олега нашли у пионерлагеря, в глубине городка огромное поваленное дерево. Крону, ветви растащили на дрова, а вот могучий ствол не осилили. Больше Лизы в диаметре, с края ной древесиной. Предположили что это тис ягодный, такое же дерево но поменьше рядом росло, с проделанной табличкой, на которой название дерева написали. Но насколько я помнил рассказ экскурсоводом из Никитского ботанического сада, тис ядовит. Не даром из его древесины отравители делали зубочистки и
своим жертвам подбрасывали. А с другой стороны, вряд ли кто то оставил бы ядовитое дерево рядом с детским пионерлагерем.
Погуляли ещё по тихим тенистым улочками. Нашли брошенный в зарослях деревьев театр под открытым небом. Красивая колоннада, помещения для актеров, ряды стульев и скамеек, суфлерская будка – все обезображено граффити, разломано и закидано мусором. Остатки былого величия СССР…
На рыночке встретились с Машей и Олегом. Они как и планировали целый день на пляже провели, а сейчас, поужинав, шли к поваленному гигантскому тису кусок древесины отпиливать. Зачем? Глядя на кровожадные лица ребят я побоялся задать этот вопрос. Но зубочистками поостерегусь пока пользоваться.
А я зашёл в магазин где ряженку брал, достал чеки, требуя вернуть деньги, открыл бутылку – а там все в порядке! Комки и сгустки пропали, как неудобно то вышло! Ну нет, неудобно на потолке спать, одеяло падает, а клиент всегда прав. Показываю продавщицам остатки сгустков, они обе клятвенно уверяют что это просто ряженка жирная, Коровка из Кореновки всегда такая. Сменяю гнев на милость и с высоко поднятой головой покидаю магазин. Да, никогда ещё Штирлиц не был так близок к провалу. Ряженка была из холодильника, видимо сливки и сгустились, а пока я в гору лез растаять не успели. А потом успели. Вобщем, проверяйте молочные продукты не отходя от кассы…
С Лизой купили покушать, вернулись домой, приготовили ужин и перебив комаров в палатке (я по ним прямо соскучился, месяц почти не видел ) ложимся спать. Завтра нас ждёт мощный горный перегон, Машу с Олегом, что решили с рассветом выезжать, будем где нибудь на трассе догонять. Как вы знаете из наших рассказов, вставать рано мы не умрем! Пишу эти строки, сидя высоко на скале рядом с палаткой. Море, луна, звезды, лапа можжевеловая щекочет левое ухо. А в ночи тоскует одинокий саксафон. Где играет музыкант непонятно, но окружающие горы ловят и усиливают музыку, и она льется по уснувшему побережью рекою времени и забвения, погружая города в сон, и даже море затихло, внимая тоскующей и манящей мелодии. На этой красивой высокой саксафонной ноте я и заканчиваются своё сегодняшнее повествование.

Leave a comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *